НИКОЛАЙ МИЦКЕВИЧ – ОДИН ИЗ ОСНОВАТЕЛЕЙ КОЛАСОВСКОГО ТЕАТРА

В январе также родился Николай Антонович Мицкевич, знаменитый белорусский режиссёр и актёр, один из основателей БДТ-2 (театра имени Якуба Коласа), заслуженный деятель искусств БССР. В этом году мы отмечаем 120-летие со дня его рождения.

По свидетельствам современников, весельчак и одновременно человек с оттенком припрятанной грусти. Он любил немного раскрашивать реальную жизнь, придавать ей сценический колорит. Знаток народного языка, знал бесчисленное множество поговорок и пословиц, шуток, анекдотов.

Послушав его анекдоты, становился понятным смысл литературно-режиссёрской работы Мицкевича в первых спектаклях БДТ-2: «Царь Максимильян» и «Сон в летнюю ночь». Это Мицкевичу принадлежали включённые в них остроумные интермедии, рискованные шутки, меткие афористические реплики, которыми обогащались белорусскоязычные тексты. В особенности в шекспировской комедии «Сон в летнюю ночь». Витебские зрители брались за животы от смеха и вследствие узнаваемости персонажей, по-народному близкого языка их высказываний.

На снимке: внизу - С.Станюта, Я.Глебовская, К.Санников, вверху - Н.Мицкевич, 1926 г.

Николай Мицкевич начал свою деятельность актёром в Первом белорусском товариществе драмы и комедии под руководством Флориана Ждановича в 1918 году, но быстро ощутил, что его призвание – режиссура. Этому способствовала учёба в Белорусской драматической студии в Москве у выдающихся деятелей МХАТа-2: Валентина Смышляева, Александра Гейрота, Бориса Афонина, Виктора Громова. Сперва он был ассистентом  или вторым режиссёром у знаменитых учителей, вместе с ними работал над спектаклями «В прошлое время» И.Бена, которым 21 ноября 1926 года открылся БДТ-2, «Эрос и Психея» Л.Жулавского.

Первая самостоятельная работа Мицкевича – постановка пьесы Ю.Юрьина «Когда поют петухи» (1928). В произведении рассказывалось, как немецкую рабочую делегацию, которая навестила страну Советов, на родине жестоко преследуют за слова правды об СССР. Пьеса не выделялась художественными ценностями, была довольно схематичная. Перед режиссёром стояла задача преодолеть недостатки. Мицкевич стремился максимально заострить конфликт между представителями разных социальных групп. Положительные персонажи трактовались строго реалистично, а отрицательные – гротескно. Позднее этот приём станет одним из наиболее близких ему.

Начало творческого пути Мицкевича как режиссёра пришлось на сложный период. Политическая жизнь негативно влияла на творчество в театре, на его внутреннюю атмосферу. Идеологи диктовали молодому коллективу, по какому пути двигаться. Постановки белорусских авторов объявлялись вредной нацдемовщиной, печать запрета легла и на классические произведения. Театр должен был обслуживать классовые интересы пролетарского зрителя. Не было другого выбора, как ставить тенденциозные пьесы современных российских авторов о жизни рабочего класса, событиях революции и гражданской войны. Такими были спектакли Мицкевича в конце 20-х – начале 30-х: «На западе бой», «Простые сердца», «Напор», «Кочегары». Как признавался потом режиссёр, то ли шутя, то ли всерьёз, ставил их по «методу диалектического материализма».

В 1933 году Мицкевича сняли с должности художественного руководителя за «формализм», он поехал в Харьков, работал в разных труппах до начала Великой Отечественной. Потом был фронтовой театр, а в 1942-м Николай Мицкевич возвращается к витебским товарищам и не расстаётся с ними до последних дней жизни. Умер он довольно рано – в феврале 1954-го.

Именно в эти годы происходит процесс окончательного творческого становления режиссёра. Мастер по-новому, активно воспринимает жизнь своего народа, который прошёл героические испытания войны. Николай Антонович стремится к героической теме, к масштабности сценических полотен. «Разлом» Б.Лавренёва, «Хождение по мукам» А.Толстого, «Гаити» Дюбуа – какие это разные драматические произведения. Вместе с тем режиссёр находит для их сценического решения и нечто общее, выделяя на первый план тему подвига народа.

Среди особенностей режиссуры Мицкевич предпочитал импровизационный метод: постановщик определял общие очертания спектакля, раскрывал характеры и взаимоотношения героев, обрисовывал мизансцены. Иногда из зала могло казаться, будто актёры непосредственно на сцене находят интонации. Понемногу Мицкевич становится сторонником точности на сцене. На репетициях он мог вычёркивать предложения из пьесы или разрешить актёру ввести остроумный афоризм, самостоятельно разработать немую сцену (на это были очень способны Александр Ильинский и Тимох Сергейчик), зато найденное потом закреплялось и игралось органично.

«Режиссёр вообще должен немножко хитрить с актёрами, – смеялся Николай Антонович. – Попробуй скажи им: парни, делайте, что хотите, – они такого навертят! И нельзя запретить – исполняйте только то, что я хочу! Бросишь им ниточку, а затем следи, чтобы они шли дальше и дальше…»

На снимке: сцена из спектакля «Кремлёвские куранты» (пост.Н.Мицкевича), слева - Н.Мицкевич в роли Часовщика, справа - П.Молчанов  в роли Ленина, 1945г.
Можно вспомнить эпизод в спектакле «Центральный ход» по пьесе Губаревича. Константин Заслонов узнал о правительственной награде. Его поздравляют друзья-партизаны. И мигом комбриг пускался в пляску, уламывал лезгинку с таким задором, что это выглядело дивертисментом в лесном лагере народных мстителей. Зал всегда встречал эпизод в исполнении народного артиста СССР Павла Молчанова громкими аплодисментами.

 

На снимках: сцены из спектаклей «Алазанская долина» (в роли Остапа -Ф.Шмаков, в роли Гали - З.Конопелько, 1949 г.) и «Поют жаворонки» (Тумилович - А.Шелег, Пытлеванный - А.Ильинский, 1950 г.). 

Лирические краски Мицкевич находил и тогда, когда ставил комедию («Алазанская долина» Губаревича и Дорского, «Песня наших сердец» Полесского, «Поют жаворонки» Крапивы) или масштабное историко-революционное полотно («Хождение по мукам» по роману А.Толстого). Во взаимоотношениях между людьми режиссёр «ловил» минуты искренности, которой и они сами немножко боятся, и тогда на сцене звучала исповедь человеческого сердца.

Режиссёр стремился к глубокой разработке характеров и достигал плодотворных итогов в спектаклях «Васса Железнова», «Правда хорошо, а счастье – лучше». В последнем спектакле Мицкевич проявил себя как знаток творчества А.Островского и тонкий его толкователь. Спектакль был поставлен в хорошей исполнительской традиции Малога театра. Это был настоящий Островский на белорусской сцене.

На снимке: А.Ильинский в роли Грознова, спектакль «Правда хорошо, а счастье -лучше», пост.Н.Мицкевича., 1950 г.

В каждой работе режиссёр раскрывался по-новому. Он не повторялся в приёмах, считал поставленный спектакль пройденным этапом, был новатором в самом глубоком понимании этого слова.

Таким был и остался в памяти современников выдающийся режиссёр и артист-коласовец Николай Мицкевич.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос нужен что бы определить что вы не робот и придотвратить рассылку спама.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.

 

ТЭАТР У САЦЫЯЛЬНЫХ СЕТКАХ

           

 

ІНФАРМАЦЫЙНЫЯ ПАРТНЁРЫ

           
          

X
Укажите ваше имя на сайте Нацыянальны акадэмічны драматычны тэатр імя Якуба Коласа.
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка